Обратный звонок
"Нет ничего дороже, чем болезнь и ее игнорирование".
                                             Зигмунд Фрейд

Звоните:

+7(495) 980-9200

+7(495) 728-3726

Меланома

Сегодня разработан мощный иммунотаргетный препарат, который по значимости клинического эффекта можно отнести к наиболее эффективным противоопухолевым средствам. У этого препарата, разработанного компанией Bristol Myers Squibb, могут быть смертельные побочные эффекты и одно единственное показание – неоперабельная меланома.

В клинические исследования он вошел под кодами MDX-010 и MDX-101. Пятнадцать лет заняли исследования этого препарата, и наконец, 25 марта 2011 года FDA разрешила его применение в клинической практике. Парой месяцев позднее препарат был разрешен и в Евросоюзе.

Разработчик препарата, доктор James Allison,руководитель программы по иммунологии Memorial Sloan Kettering Center, в интервью The New York Times James описал свое детище, как:

«Воздействие на иммунную систему, а не на опухоль».Многие практические врачи и ученые назвали это лекарство прорывом в иммунологии. А компания BMS получила в 2012 году приз Galien USA за лучший биотехнологический препарат.

Примером мультитаргентной иммунотерапии, безусловно, считают применение лимфоцитарно-дендритных аутовакцин. Для того чтобы ликвидировать раковую клетку, лимфоцит должен её как-то узнать. У опухолей есть специфичные молекулы-маркеры, по которым их можно отличить от здоровой ткани. Но лимфоциты сами не занимаются распознаванием «своих» и «чужих» — они ждут инструкций от дендритных клеток. Эти клетки получили такое название потому, что на определённом этапе развития они похожи на нейронные отростки-дендриты. Именно дендритные клетки определяют сомнительные молекулы, которые указывают на патологию, особым образом перерабатывают их в себе, после чего «выдают» Т-лимфоцитам готовый молекулярный признак. Дендритные клетки и их «коллеги», выполняющие схожие функции, называются антиген-презентирующими клетками — на языке молекулярных взаимодействий они учат другие клетки иммунной системы распознавать чужеродные и опасные антигены.

Хорошие результаты в лечении рака даёт сочетание вакцинации с гипертермией, при которой температуру тела пациента специально повышают до 43,5оС. Сложно поверить, что человек может выдержать такую температуру. Тем не менее при гипертермической терапии создаются условия, когда человек выживает, в то время как клетки опухоли гибнут от теплового шока (подобные манипуляции, разумеется, проводятся только под наблюдением врачей).

Повышение температуры нарушает структуру белковых молекул, и они перестают работать так, как надо. Чтобы внутриклеточные ферменты «держали форму», клетка синтезирует специальные стрессовые молекулы, так называемые белки теплового шока (БТШ, или HSP. Однако нагревание организма приводит к тому, что в крови пациента повышается уровень одного из таких белков — белка под названием БТШ70 (HSP70), который высвобождается не только из опухолевых, но и из здоровых клеток. Белок, вышедший из здоровых клеток, проникает в опухолевые и выталкивает из них опухолевый БТШ70 вместе с молекулами, с которыми тот взаимодействовал. Среди пептидов, связанных с опухолевым БТШ70, могут быть те, что специфичны именно для злокачественных клеток, и теперь, когда они оказались снаружи, их «видит» иммунитет. В результате происходит активация адаптивного иммунного ответа.

«Ключевым моментом является своевременное обнаружение этого заболевания, – говорит доктор Майкл Голденхерш, дерматолог из Иерусалима. – Если выявить меланому на ранних стадиях, ее можно вылечить с вероятностью 100%».